ШЕРИНГ ЭКОНОМИКА

ШЕРИНГ ЭКОНОМИКА


ИСТОРИЯ БОЛЬШОГО ВЗРЫВА

В 2010 году Рэйчел Ботсман, автор книги «Что мое — твое», представила на конференции TED принципиально новую социально-экономическую модель совместного потребления товаров и услуг — шеринг-экономику. В том же году журнал Time внес эту модель в список 10 идей, которым суждено изменить мир

Текст: Константин Анисимов. Опубликован в журнале Digital Ocean

Тонкая грань

Журнал TimeTime не ошибся. Шеринговые проекты проникли на все крупные рынки и изменили нашу жизнь. У их популярности есть веская причина: похоже, шеринг — одна из редких экономических моделей, все участники которой остаются в выигрыше.


Под шерингом (от англ. share — делить, делиться) понимают ситуацию, когда люди не приобретают материальные блага в единоличную собственность, а пользуются ими по очереди. Одним из успешных первопроходцев в этой области стал сервис аренды жилья Airbnb (Airbed & Breakfast, буквально — «надувной матрас и завтрак»). Компания выступает посредником между арендодателями и арендаторами недвижимости за комиссию от 6 до 12%. Появление Airbnb пошатнуло привычный уклад гостиничного бизнеса. Сегодня компания работает в 192 странах мира, выручка исчисляется миллиардами долларов, а количество представленных на сервисе объектов недвижимости превысило 4 миллиона.


Рынок недвижимости первым испытал на себе силу шеринга, но еще более значимые изменения ожидали транспортную отрасль. Благодарить за это стоит в первую очередь Uber — компанию с годовой выручкой 11 млрд долларов, ныне представленную в 69 странах мира.


Но постойте. Почему Airbnb — это шеринг, а похожий на него как две капли воды гостиничный агрегатор Booking.com — нет? Ведь в обоих случаях есть собственник недвижимости, арендатор и посредник? Чем приложение Uber принципиально отличается от диспетчера колл-центра: пассажиров по-прежнему возят автомобили, принадлежащие таксопарку, заказы обслуживают те же водители?




Ответ таков: шеринг-экономика делает единоличное владение благами невыгодным и неинтересным. Uber и другие агрегаторы такси побудили многих людей отказаться от личного автомобиля. И на это есть ряд причин.



Разделяй и властвуй


Шеринг делает элитарное доступным — это первый компонент его успеха. Uber был создан как престижный сервис для богатых. Зарегистрироваться в приложении могли лишь водители автомобилей представительского класса. Вскоре компания снизила планку, запустив экономичный тариф UberX, что и стало решающим фактором в мировой экспансии сервиса. Крупные агрегаторы превратили пассажирские перевозки из услуги для тех, кто «может себе это позволить», в повседневный транспорт.


[Шаринг экономика. Uber]

Каршеринг, прокат автомобилей без водителя, предлагает не только простые седаны и кроссоверы, но и шикарные лимузины и породистые спорткары. Airbnb позволяет на пару дней снять роскошную виллу и почувствовать себя богачом. Шеринг дает шанс каждый день получать новые яркие эмоции, вместо того чтобы вступать в многолетние отношения с собственной машиной или домом.


Второй необходимый атрибут шеринга — мощнейшая крупномасштабная IT-составляющая. Концепция начинает работать, когда благодаря агрегатору тысячи арендодателей и арендаторов одновременно видят друг друга. До этого принципа могли додуматься раньше, но его невозможно было реализовать до появления смартфонов.


В некоторых штатах в США, да и в других странах, власти пытаются регулировать деятельность Uber как компании, занимающейся перевозкой людей: хотят заставить сертифицировать водителей и отвечать за техническое состояние машин. Uber же упорно держит линию, что весь сервис не больше чем просто мобильное приложение*. И они не сильно при этом лукавят: смартфон дал все те технические возможности, благодаря которым массовая шеринг-экономика стала реальностью. Это и геолокация, и передача необходимых данных от клиента непосредственно из места пользования услугой, и возможность буквально поминутной аренды ресурсов. Огромная работа, связанная с продажей услуг, оформлением платежей, координацией пользователей и подрядчиков, перешла от людей к компьютерным алгоритмам. Именно этот факт позволил сделать элитарные блага доступными.


Из вышесказанного следует третья особенность шеринговой экономики: часто активы, которые предлагаются пользователям, не принадлежат компании, организовавшей бизнес. Хлопоты, связанные с их обслуживанием, а также ответственность перед клиентами тоже делятся между агрегаторами и владельцами благ.


* В этом году по решению Верховного суда Великобритании Uber стал трудоустраивать британских водителей; теперь они являются сотрудниками компании и имеют право на минимальную зарплату.



Особенности национального шеринга


Россия не зря считается страной самобытной. В области транспортного шеринга мы идем отличным от других стран путем. Если в США и Европе основной упор делается на агрегаторы такси, то в нашей стране необычайно популярны каршеринг, сервисы доставки еды и товаров на частных автомобилях, в том числе такси, и даже карпулинг — поиск попутчиков для совместных поездок. В США, для сравнения, карпулинг не заработал: американцы оказались не готовы подсаживать в свои личные машины незнакомых людей.


[Шаринг экономика. Carsharing]

Агрегаторы такси в России работают гораздо лучше, чем, например, в Германии. Попробуйте вызвать Uber в Берлине: ждать придется не меньше получаса. А в провинциальных немецких городах сервис и вовсе недоступен, такси можно вызвать лишь по-старинке — по телефону. Закажите такси через приложение в любом крупном городе России — и машина приедет за считаные минуты. Почему так?


В Европе, как и у нас, труд водителя не причислен к рангу престижных и высокооплачиваемых. Не каждый готов за скромные деньги сидеть за рулем при 100%-ной загрузке рабочего времени. Но в России есть приток мигрантов с постсоветского пространства. Они дают такси-сервисам возможность обслуживать постоянно растущее количество клиентов. Выигрывают все: водители получают легальную работу и стабильный заработок, пассажиры — достаточное количество машин и высокую скорость обслуживания, агрегатор — рост ключевых показателей бизнеса в нашей стране.


Ну а сам рынок перевозок стремительно расширяется. Столь масштабный рост вскоре может поставить страну перед непростой задачей. Если, а точнее, когда сотни тысяч водителей останутся без работы, придется создавать для них новые рабочие места, разрабатывать программы переквалификации и находить для них вакансии в других сферах экономики. Проблема встанет резко и остро: через несколько лет, максимум десятилетие, такси, как и прочие автомобили, станут беспилотными.



Стратегия win-win


Прогресс толкает транспортный шеринг в двух направлениях: роботизация и интеграция. Когда водители исчезнут как «класс», это кардинально изменит сами автомобили. Роботизация полностью поменяет инфраструктуру дорог и дорожное движение, в силу того что беспилотники смогут использовать дорожное пространство гораздо эффективнее.


Интеграция предполагает мультимодальность: на своем пути пользователь сможет задействовать несколько разных сервисов, легко перестраиваясь с одного транспортного средства на другое. Для этого сервисы должны вести обмен данными между собой. К примеру, велопрокат, каршеринг и система городского общественного транспорта координируют единый маршрут и определяют, смогут ли они предоставить пассажиру свои ресурсы строго в назначенное время.


Сервисы будут обмениваться не только маршрутной информацией, но и рейтинговой, а это кусочек персональных данных пользователя, то есть весьма чувствительный аспект. Совместно обрабатывать такие данные непросто, но результат того стоит: рейтинги дадут возможность не только отсекать недобросовестных пользователей, но и предоставлять хорошим клиентам сквозные скидки и бонусы с элементами геймификации. Работая сообща, провайдеры смогут организовать бесшовный пользовательский опыт: в каршеринговой машине включится та же аудиокнига, которую вы слушали в наушниках по пути к ней, ровно с того же места, где остановились.


Пользовательские сервисы всегда развиваются первыми, а за ними тянутся сервисы для компаний. Вскоре мы увидим стремительную «уберизацию» b2b-сегмента. Строительная техника, офисная инфраструктура, логистический инструментарий — все эти сферы ждут своего часа, чтобы стать частью шеринг-экономики.


[Шаринг экономика. Earth]

Кроме граждан и бизнеса от шеринга выигрывает планета. Распределенные между множеством пользователей активы используются эффективнее: машины не простаивают, недвижимость не пустует. А значит, суммарно на все человечество этих активов требуется меньше. Сокращение производства снижает углеродный след. Это еще раз подтверждает главную особенность шеринг-экономики: все стороны остаются в выигрыше. Тотальный win-win.



АВТОРСКОЕ МНЕНИЕ

КОНСТАНТИН АНИСИМОВ, CEO КОМПАНИИ RUSONYX:


— Шеринг шагнул намного дальше недвижимости и транспорта. Базируясь на IT-системах, он значительно изменил и саму IT-сферу с помощью облачных технологий. Неуклонная тенденция последних лет — уход малого и среднего бизнеса, и даже крупных компаний, в облака.



Бизнесу больше не нужно тратить огромные средства на строительство и обслуживание собственных ЦОДов и оборудования. Куда выгоднее воспользоваться услугами специализированного провайдера, который не только возьмет на себя предоставление всех необходимых ресурсов и увеличение их объемов по мере необходимости, но и позаботится о соблюдении всех норм действующего законодательства в сфере цифровой экономики и информационной безопасности, например нашумевшего 152-ФЗ «О персональных данных».


Но выигрывает не только бизнес: общий объем затрачиваемых провайдерами ресурсов существенно ниже, чем при условии создания физических инфраструктур компаниями индивидуально. Так сокращается общее потребление, и техногенный след, оставляемый развитием IT в окружающей среде, становится меньше.

  • Поделиться:
Комментарии
кабинет
+7 495 248 19 01
managers@rusonyx.ru

Компания

Виртуальный хостинг

VPS и серверы

Облачные услуги

SSL, лицензии, домены

Партнерская программа

Поддержка

+7 495 248 19 01

Получить пробный период на тариф

Личный кабинет
Удобная панель управления